«Хотела поступать на дизайнера, но втянулась»
Фото: Алина Ярхамова

Фото: Алина Ярхамова

Корреспондент «Русской планеты» узнала, как стать иконописцем

Курская иконописная мастерская существует при Свято-Троицком храме с 1992 года. Когда после распада Советского Союза РПЦ получила Знаменский собор, иконописная школа занимала там помещение. Потом она находилась в женском монастыре и только после этого начала работать при Свято-Троицком храме. Иконописцы сначала проходят бесплатное пятилетнее обучение в школе иконописи при храме Преподобного Сергия Радонежского, и потом по желанию остаются работать в мастерской.

«Иконописцев во время работы не нужно отвлекать»

В просторном помещении иконописной мастерской светло и тихо, на столах — незаконченные работы, баночки с красками, кисти в высоких стаканах, рядом с окнами — ряд двухметровых мольбертов. Трое иконописцев сосредоточенно работают. Женщина за ближайшим столом аккуратно, миллиметр за миллиметром, переносит сусальное золото с маленьких квадратиков на будущую икону. Делаю несколько снимков — и приходится уходить. Заведующая мастерской, Тамара Федорова, как будто с неохотой пошла даже на это: «Мы мало кого пускаем в мастерскую, с иконописцами не нужно разговаривать». Ее коллега узкими темными коридорами провожает меня обратно в кабинет.

– Почему так оберегаете иконописцев?

– Причины чисто технологические, никаких других нет, — отвечает Тамара Ивановна. — Люди сосредоточенно работают, трудятся, зачем их отвлекать? Батюшка не очень это приветствует. Да и вообще мы не любим никакого афиширования.

Афиширования здесь действительно не любят — скромность и искреннее усердие отличает всех работников и мастерской, и иконописной школы. Хотя им довелось трудиться и проходить обучение в по-своему уникальном месте.

– Все иконы пишутся в каноне, это самое главное отличие нашей мастерской, — рассказывает Тамара Ивановна. — Мы пишем по древним технологиям, образцы берем до XVI века. Если что-то более позднее, например, преподобный Серафим Саровский, то мы все равно приводим образ в канонический вид, чтобы это соответствовало нашему стилю написания. У нас все сырье свое, натуральное, ничего не берем со стороны. Весь процесс происходит здесь, начиная от заготовки досок и заканчивая написанием иконостаса.

Иконы, изготовленные полностью из натуральных компонентов по древней технологии, ценятся по всей России и даже за границей.

– У нас очень обширная география, практически от США и до Камчатки. В Кемерово вот написали 4 иконостаса, в Старицу везем икону. Участвуем в выставках. В Париже были где-то неделю, во время года России во Франции. В начале этого года была выставка в Государственной думе во время открытия рождественских чтений. В этом году еще очень просит Санкт-Петербург, чтобы мы приехали, но пока не знаем, как получится. Мы участвуем только в больших выставках, на незначительные практически не ездим, потому что нам просто не хватает времени: иконы пишутся очень долго.

«Прогуливался по городу, увидел вывеску»

Тамара Ивановна ревностно оберегает покой и труд мастеров-иконописцев, но все же дает телефон одного из преподавателей в иконописной школе, которая располагается при храме Сергия Радонежского. Сейчас там проходят обучение около 60 человек. В дверях меня встречает улыбчивый мужчина неопределенного возраста. Николай Афанасьев три года назад окончил курс пятилетнего обучения, работает иконописцем, также в течение многих лет является заведующим левкасной мастерской (в ней готовится специальный грунт, которым покрывается доска и на котором непосредственно пишется икона) и обучает этому тонкому делу студентов. Николай Николаевич рассказывает, что интерес к иконописи возник у него давно.

– В раннем детстве мне попала в руки пластинка с изображением Святой Троицы Андрея Рублева, там был, кажется, Рахманинов. Так получилось, что это первое впечатление продолжилось интересом к древнерусскому искусству. Мне очень нравилась архитектура того времени, расцвета русской иконописи времен Андрея Рублева, это XIV–XV век. До этого я увлекался светской живописью, пейзажи писал, но иконопись стала для меня главным, основным. Это дело предполагает определенную ответственность, требует от мастера стремления к высокодуховной жизни, отказа от вредных привычек, стремления не грешить. Естественно, от духовного состояния иконописца зависит и состояние иконы.

По образованию Николай Николаевич юрист, но по специальности он никогда не работал. Николай Николаевич говорит, что иногда даже лучше, если будущий иконописец начинает с нуля, не имея никакого художественного образования.

– У нас в школе считается, что порой сложно переключиться с академического письма на каноническое. В иконе нет теней, например, все, что ближе расположено к зрителю, излучает свет, в академическом письме свет идет от солнца. Иногда легче научить человека, который не умеет рисовать, но у него есть талант, и, главное, желание, который принимает не просто технику, но и образ жизни. Иногда тот, кто умел писать до поступления, хуже пишет, чем тот, кто не умел совсем. Главное — желание и труд.

В курскую иконописную школу приезжают на обучение со всей России, из Сибири, с Дальнего Востока, есть белорусы и украинцы. Иногда на курсе учатся всего один–два человека из Курска и Курской области, а все остальные — приезжие. Сам Николай Николаевич из Курска, и о существовании школы узнал случайно — он прогуливался по городу и увидел вывеску.

– Желание у меня к этому появилось, интерес был уже давно, но я сам как-то был не готов. А потом позже так получилось, что мы с супругой венчались в Троицком храме. На одной из проповедей настоятель храма спросил, кто бы мог помочь нам в левкасном деле, в свободное время. И я сразу подошел, спросил, что помочь, сделать, посмотрел, что из себя это представляет, и начал так свое первое близкое знакомство с работой мастерской, с левкашением. Это очень сложная техника, и уже около 14 лет прошло, как я этим занимаюсь, но все равно до сих пор ощущаю себя учеником.

«Пришлось выучить церковнославянский за три дня»

В школе учатся люди разного возраста — и со средним образованием, и после университета, есть люди немолодые. Студентка пятого курса Саша поступила сюда после девятого класса обычной школы.

– Я училась в Курске, в художественной школе. Окончила ее, пришло время думать, куда поступать. Сначала на дизайнера хотела, потом просто как свободный художник. Я вообще не знала об этой школе, это мама нашла в интернете. На первый взгляд для обычной девушки это было непривычно, отталкивало, в длинной юбке ходить, в платочке. А потом съездили на экскурсию, вроде ничего. Тут после поступления два месяца ты проходишь практику, присматриваешься, пробуешь. Я думала, если не понравится, уйду. Потом девочки начали съезжаться, познакомились, подружились. В итоге втянулась, мне очень понравилось. Сама подготовка досок, работа с фоном, с золотом, с красками, как смешивать их, все это было очень интересно.

Саша говорит, что очень сложно было одновременно учиться и в обычной школе, и здесь.

– Тут сессия, там сессия. За один год экстерном я окончила среднюю школу, ЕГЭ сдала. Крутилась, было тяжеловато. В итоге все закончилось и на втором курсе я начала учиться тут в полную силу. На третьем курсе замуж вышла, дочку родила. Планирую в мастерской оставаться, мне нравится то, что я делаю. Правда, когда мне дали первую икону, было очень страшно. Очень ответственно. Одно дело на «таблетках» писать (так называются фанерные доски, на которых тренируются студенты. — Примеч. авт.), можно все стереть, совсем другое — делать икону для человека, который будет смотреть на этот образ всю жизнь, может быть, а если в храм, так вообще — люди будут приходить, молиться.

Чтобы поступить в иконописную школу, Саше, как и любому другому абитуриенту, пришлось сдавать экзамены.

– Я сдавала церковнославянский язык, нужно была знать Ветхий и Новый Завет.

Основное задание было такое: дают образец и нужно было нарисовать по нему рисунок, потом — как ты видишь его в цвете. За три дня до экзамена я узнала, что нужно еще сдавать церковнославянский язык. Пришлось просить помощи у девочки, которая тоже поступала. Сдала, учусь, все нормально. Здесь главное усердие и послушание. И желание, конечно.

«Ждала Сталина. Отбеливала гимнастерку» Далее в рубрике «Ждала Сталина. Отбеливала гимнастерку»Ветеран Великой Отечественной рассказала «Русской планете» о том, как работали в годы войны радиоразведчики Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»