«Могут принести котенка, который просто чихнул»
Фото: Алина Ярхамова

Фото: Алина Ярхамова

Врачи ветеринарной клиники — о том, чем лечат кошачью чуму и как удаляют иголки из нёба

Обычно в небольшой светлой приемной ветеринарной клиники «Леопольд» на улице Чехова шумно и многолюдно — мяуканье, гавканье, сопение и урчание смешиваются с человеческими голосами и создают настоящую какофонию звуков. Но сегодня здесь тихо.

– Это потому что мы открыли круглосуточную службу во втором филиале, на улице Ломакина, — рассказывает Евгения Железнякова, одна из основателей клиники. — Сюда в основном приходят люди с утра и попозже, к вечеру. Сейчас, в обед, спокойно. Только вот один котеночек лечится, оставили его у нас на стационаре. Обычно здесь мы не оставляем животных, но пошли на уступки, занимаемся им, потому что интенсивная терапия нужна.

У котенка оказалась сложная судьба — на улице его подобрали сотрудники благотворительной организации «Хвост трубой», и нашли ему хозяев. Можно сказать, ему крупно повезло: в «Хвосте трубой» бродячих животных и накормят, и приласкают, и медицинскую помощь предоставят (бездомных пациентов оттуда в клинике лечат бесплатно). Кот заболел почти сразу — новая хозяйка даже не успела дать ему имя, отпросилась с работы и принесла в больницу.

– Скорее всего, у него панлейкопения, та называемая кошачья чума, — говорит Евгения. — В этом году почему-то особенно много кошек ей болеют, даже взрослые, хотя более свойственно котятам. Сейчас будем делать ему процедуры, только, пожалуйста, руками его не трогайте.

Евгения уходит в подсобное помещение, возвращается с маленьким черным котом в руках. Животное жалобно мяукает и дрожит всем телом — температура у него под 40 градусов. В перевязанную лапу вставлен катетер, чтобы каждый раз не делать уколы — кормить и вводить лекарства приходится внутривенно.

– Я всегда говорю, что мы делаем все, что надо и даже чуть больше, — Евгения улыбается и аккуратно усаживает животное на подстеленную пеленку, привязывает через специальное крепление к столу лапу, разбинтовывает и вставляет в катетер капельницу. Под ласковой рукой врача кот сносит все покорно, не дергается и не вырывается. — Очень хороший котенок, никакой агрессии вообще не проявляет. Правда, котейка?

Далеко не все животные так легко и просто соглашаются лечиться.

– Работа у нас нескучная, правда иногда травмоопасная, — улыбается Евгения. — По секрету скажу, что с кошками страшнее: они и царапаются и кусаются. Собаки обычно спокойнее, да и в наморднике. Хотя если стукнет — мало не покажется. Я, будучи беременной, хотела сделать укол спаниелю, и получила по животу задней лапой. Благо, не сильно, но обидно было очень.

Пока кот сидит под капельницей, Евгения вспоминает еще один неординарный случай:

– Хожу я как-то по коридору, замечаю, что собачка на меня смотрит пристально-пристально, ее тоже на капельницу привели. Я ее усаживаю, подключаю. В ходе разговора с хозяином выясняется, что собачка уже меня знает, уже лечилась, но не проявляет ни малейших признаков агрессии, спокойная такая. А потом, в конце уже, она меня как цапнет за руку исподтишка, и сразу за хозяина спряталась, — Евгения смеется. — То есть выжидала часа два. Пока в очереди сидела и пока «капалась».

Но Евгения, очевидно, воспринимает такие случаи как неизбежные издержки. И они ее не останавливают: животное ведь не понимает, что его лечат.

Разговор прерывает звонок служебного телефона. Администратор Ирина передает Евгении трубку:

– Котенок какого возраста? Домашний, или вы на улице его подобрали? Скорее всего, это бельмо или кератит запущенный. Нужно посмотреть, вы принести его сможете? Приходите.

Звонки раздаются в клинике круглосуточно, но не всегда по телефону можно питомцу помочь:

– Говорят, какие-то шарики в глазу мешают коту, похоже на бельмо, но нужно смотреть. Не все можно вылечить по телефону и дифференцировать. Но по мере возможности стараемся помочь, какие-то базовые моменты подсказать.

Тем более что болезни у животных бывают самые разные — почти как у людей. Наблюдается также определенная сезонность: весной и осенью приносят собак и кошек с клещами, летом часто животные выпадают из открытых окон.

– У меня была кошка, которая один раз выпала из окна, и через два года снова принесли ее лечиться — упала с того же места, — говорит Евгения. — Вылечили.

«Квалифицированных людей не хватает»

В клинике работают терапевты, хирурги, есть лаборант и тот, кто занимается диагностикой — делает УЗИ и рентген, а еще — кардиолог. При обучении, однако, ветеринарные врачи не получают какой-либо специализации. Каждый выбирает в последствии сам то, что ему ближе. Но хороший ветврач может и операцию провести, и рентген сделать, и на приеме сидеть. Однако, несмотря на это, кадров иногда не хватает.

– Людей учится много, а вот квалифицированных мало. Учиться не хотят, работать тоже, да и тяжело это. И животных любить, конечно, надо, но и читать постоянно определенную литературу, потому что вирусы мутируют, антибиотики не действуют, например. Нужно постоянно быть в курсе, поддерживать уровень знаний.

Сама Евгения операции проводит регулярно:

– Терапевтический прием мне ближе, но и хирургией я занимаюсь тоже. Большинство врачей точно так же, потому что ситуации бывают разные, могут привезти животное с отрывающейся лапой, с сильным кровотечением.

Безымянный черный котенок снова подает голос, Евгения его аккуратно осматривает.

– Гря-я-язные у нас ушки, да, черные? — кот подставляет врачу правое ухо. — Выздоровеешь, будем и ушки тебе лечить, да кот? Попозже еще одну капельницу надо ему сделать, пока состояние, угрожающее жизни, нужно стабилизировать, а потом и больными ушами можно заняться. Главное, чтобы выздоровел. Слышишь, кот? Выздороветь ты просто обязан.

«Столкнуться можно с чем угодно»

На следующее утро администратор Ирина провожает нас к другому врачу. Федор Гниденко работает в клинике около двух лет. Он тоже занимается в основном терапевтическим приемом, но при необходимости может сделать и не очень сложную операцию. К девяти часам Федор принял уже трех пациентов — двум собакам нужно было снять швы после операции, и еще одной сделать укол антибиотика.

– Вообще, никогда не угадаешь, с чего начнется день, — говорит Федор. — Иногда приносят животных с лишаем, могут принести животное, которое упало с любого этажа, тебе могут принести котенка, который просто чихнул, а люди волнуются, что с ним не так. Угадать невозможно, так же бывает, когда едешь на выезды — столкнуться можно с чем угодно.

Федор вспоминает один случай — два кота подрались на ветке, и оба упали на разбитую трехлитровую банку, один сбежал, а другого хозяева привезли в клинику.

– Пришлось зашивать, всю шкуру разодрал. Или вот еще очень необычный пример — принесли котенка, у которого в небе застряла иголка. Играл с клубком ниток. Вглубь ее не протолкнешь — можно повредить пищевод, и обратно не вынешь, можно задеть мозг. Потихонечку зажимали пинцетами, отгибая, «откусывая», вынимали эту иголку.

Часто бывает такое, что животное нужно водить в клинику несколько раз подряд — так у ветеринаров появляются свои постоянные клиенты, любимые и знакомые. Федор вспоминает, как две женщины водили к нему на уколы кошку Манечку:

– Они лечили ее от вирусной инфекции, а кошка жила в подвале. Ее привозили сюда каждый день, и, несмотря на то, что она могла уйти в любой момент, кошка их ждала в коробке, шипела, ругалась, но ждала и ехала в больницу. Они ее вылечили, стерилизовали, привозили потом сюда, я ее даже не узнал — из гадкого утенка такая пушистая здоровая киса получилась. Живет сейчас у кого-то.

 «С животными нужно договариваться»

Помимо кошек и собак в клинику приносят иногда и птиц. С ними врачам работать сложнее — вена птицы тоньше любой человеческой иголки, и ввести лекарство очень сложно. Федор рассказывает, что однажды осмотр в клинике проходил хамелеон.

– Хамелеон был боевой, он уже оперировался неоднократно. Хозяин у него очень грамотный, знал все повадки. В некоторых знаниях он даже меня превосходил, потому что не каждый день, конечно, общаешься с хамелеоном.

Врач утверждает, что главное — это найти с животным контакт, тогда и работать с ним будет легко.

– С животными нужно договариваться, у каждого свой характер, к каждому нужен свой подход. На собаку, например, можно рявкнуть, и она будет лежать спокойно, а кошку чем сильнее будешь держать, тем сильнее она будет сопротивляться.

Дома у Федора живет кот Малыш. Прежняя хозяйка принесла его в клинику с переломами задних лап. Операцию было сделать можно, но женщина отказалась:

– Хотела усыпить, но мы не стали, оставили кота. Здоровый молодой был, мы же усыпляем животных в совсем безвыходных ситуациях, а здесь можно было вылечить. Вставили штифты, отдали сначала на передержку в «Хвост трубой», а потом я его забрал себе. Сейчас все зажило у него, прыгает, бегает, радостный. Свой кот, — улыбается врач.

День на день в клинике не приходится. Федор говорит, что может прийти всего четыре-пять человек, а иногда приходится проводить операцию за операцией.

– Однажды мы приняли 98 человек за день, и это только прием, не считая людей, которые привели животных на операции, УЗИ и ЭКГ, — говорит Федор. — Не то, что чаю попить, покурить бывает выйти некогда. И принимаем, конечно, всех, люди идут и идут. Это наша работа.

«Нам очень много помогают» Далее в рубрике «Нам очень много помогают»«Русская планета» выясняла, как устроились в Курске украинские беженцы Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»